Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products, Europe

ГЛАВА 11

Оказавшись в воде, Харлей обнаружил, что различить фонарь Винсента не просто трудно, а вообще невозможно. То и дело ему чудились слабые вспышки — и он устремлялся туда, но там никого не оказывалось. Он сознавал, что его собственная жизнь и жизнь младшего офицера теперь в лапках Даймины. И почему‑то он был убежден, что юная хорьчиха справится. Она обязательно разыщет их и поднимет на борт прежде, чем исполинское человеческое судно уйдет под воду и затащит их за собой.

Сквозь рев ветра и волн до него донесся слабый крик Винсента:

ХАРЛЕЙ! НЕ‑ЕТ! ЗАЧЕМ?.. ВОЗВРАЩАЙСЯ НА БОРТ!

И тут всего в пяти лапах мелькнула вспышка, высветившая на мгновение лимонно‑вишневый шарф энсина.

ЕСТЬ, СЭР! — крикнул в ответ Харлей. — ВОЗВРАЩАЕМСЯ НА БОРТ, СЭР… ВМЕСТЕ С ВАМИ!

«Решительный» на малой скорости приближался к корме тонущего судна; удары волн по‑прежнему сотрясали хоречий катерок. Боа по команде Даймины поднялся из машинного отделения и взобрался на вышку. Но в полосе бурлящей воды между «Решительным» и «Исследователем» не было видно ровным счетом ничего. Ничего, кроме волн, рвущихся в клочья под порывами ветра.

Главный механик поднес к глазам бинокль, но тут осветительная ракета рассыпалась искрами и погасла. Только два прожекторных луча по‑прежнему рассекали тьму. Но внезапно, в стороне от лучей, в кромешной черноте воды сверкнул огонек. И еще один — совсем рядом с первым. Двух хорьков сносило в сторону от катера.

Боа схватил канатный пистолет. Чтобы оценить силу встречного ветра, хватило доли секунды. Боа прицелился и нажал на спуск.

Не теряя ни мгновения, он бросился ко второй ракетнице, надеясь, что та заряжена. Взметнулся сноп искр, затем на миг сгустилась темнота, еще чернее прежнего, и, наконец, снова вспыхнул яркий свет. Боа проследил взглядом линию каната — та оканчивалась точнехонько посередине между двумя ярко‑желтыми спасательными жилетами.

Есть! — завопил он. — Поймала обоих!

«Ну, теперь держитесь, ребята, — добавил он мысленно. — Вы, главное, держитесь. Сейчас Боа вас поднимет».

Черный корпус «Исследователя» сам обратился в риф, ничуть не менее опасный, чем прибрежные скалы. «Решительного» теперь отделяли от него всего две гигантские волны. Один неверный поворот руля — и катерку конец. Как только Боа выстрелил, Даймина скомандовала:

— Вперед на двух третях, Боа! Нас несет к судну!

Не потрудившись пристегнуться, механик ринулся с вышки. В тот миг, когда лапы его коснулись палубы, накатила волна. Боа пошатнулся, но устоял — весил он изрядно. Не теряя ни секунды, он бросился к люку, открыл крышку, держась одной лапой за поручень, скатился по трапу вниз, в машинное отделение, и в прыжке переключил оба дросселя.

Шлемофон лежал на столике, но Боа крикнул так громко, что Даймина все прекрасно расслышала:

— Есть вперед на двух третях!

Пена забурлила вокруг винтов — всего в нескольких лапах от стальной стены, грозившей разнести их в клочья.

«Молодцы!» — мысленно похвалил Боа свои моторы. Впрочем, он и не сомневался, что они послушно откликнутся на щелчок дросселей.

Затаив дыхание, Даймина смотрела с мостика, как «Решительный» медленно отползает в сторону от черной громады «Исследователя».

А Боа уже мчался наверх, к спасательному канату. Вот он уже обхватил его лапами и потянул… До чего же тяжело! На какой‑то миг механику показалось, будто он тащит не двух хорьков, а весь корпус тонущего судна.

Ха‑ха! — зверея от натуги, выкрикнул он в лицо шторму. — Я поймал обоих!

Упершись задними лапами в кормовой леер, хорек‑великан тянул канат изо всех своих великанских сил. Он сопел и ворчал, плечи его тряслись от напряжения, и даже стальной поручень начал прогибаться. Но Боа все перебирал лапами, не обращая внимания на море, то и дело окатывающее его черной ледяной водой.

Не возьмешь! — скрипя зубами, рычал он буре. — Я их поймал! Не отдам!