Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

ГЛАВА 8

Мыши и судовые крысы на борту «Исследователя» с замиранием сердца смотрели, как привычный мир опрокидывается прямо у них на глазах. Крыс Джаспер, хоть и не самый старший, плавал по морям дольше прочих, и сейчас остальные бросились к нему в ожидании помощи.

Что все это значит?

Что это за чудовищный треск?

И почему так ужасно накренилась палуба?

И почему соленая вода появилась там, где никогда никакой воды не бывало?

— Все будет хорошо, — заверил их Джаспер. — Мы недалеко от берега, и, если судно попало в беду, можно надеяться, что нас спасут. Нас возьмут на буксир и отведут в порт.

Он обвел взглядом испуганные мордочки. Сто с лишним грызунов… и мыши уже трясутся от страха.

— Если вода дойдет до второй палубы, судно может затонуть. Тогда все поднимайтесь по якорной цепи до самого клюза и держитесь изо всех сил. Сэмми я возьму с собой, мы с ним прямо сейчас туда отправимся. Чтобы вытащить всех нас отсюда, хорькам‑спасателям понадобится помощь.

— А что, если хорьки не придут, Джаспер?

— Хорьки приходят всегда.

Мышонок вздрогнул.

— Ну а что, если нет?

— Тогда мы все выскочим через клюз и поплывем к берегу.

— Джаспер! Я не умею плавать!

— Тогда возьмешь меня за лапу, и мы прыгнем вместе.

— Я тоже не умею плавать… — пискнул кто‑то из задних рядов.

— Когда судно попадает в беду, хорьки приходят всегда, — твердо заявил крыс. — И когда они поднимут нам спасательную клеть, чтобы никакой паники не было! Никаких «я первый», вы меня поняли? Первыми спустятся самые маленькие, а остальные должны сохранять спокойствие. Сначала мыши, потом остальные звери, а уж затем — судовые крысы. И никому не прыгать за борт, пока я не велю прыгать!

— А кошку они тоже спасут?

— Они спасут всех. Кошка нас не тронет, пока судно в опасности. Таков морской закон.

Больше он не желал слышать никаких вопросов.

— Сэмми, — сказал Джаспер, — пошли.

Хорьчиха Хлоя сидела в своей каюте. Она уже совсем проснулась. Морской болезни у хорьков почти никогда не бывает, но порой на них нападает страх. Хуже всего было то, что у всех остальных хорьков на борту есть свое дело. Чувство долга их поддерживает. А ей, Хлое, не за что держаться, кроме как за стойку гамака.

Она‑то думала, что Харлей все сочиняет! Внезапно она преисполнилась благодарности к Винсенту: он так терпеливо втолковывал ей, что катера класса «Джем» очень надежные и способны выдержать любой шторм. Винсент показывал ей чертежи и уравнения, свидетельствующие о том, что судно таких размеров и формы, как «Решительный», практически не может быть расплющено волнами. До тех пор, пока они держатся подальше от скал, мелей и тонущих судов, бояться нечего.

«Нужно только держаться покрепче — вот и все», — повторяла себе Хлоя.

В конце концов она решила, что можно и подыскать место с обзором получше. Она с трудом пересекла качающуюся нижнюю палубу и, цепляясь за поручни, поднялась по трапу. Прежде чем открыть люк, ведущий на верхнюю палубу, она крепко ухватилась одной лапкой за крюк, входивший в комплект спасательного оснащения. На переборке позади люка есть стальной страховочный трос. Она набросит на него крюк, как только выберется на палубу, — в ту же секунду, как учил ее Боа.

Катер накренился вправо. Хлоя повернула ручку, откинула крышку люка… и ее чуть не вышвырнуло наверх. Черная вода захлестывала палубу, доходя ей до колен; шляпку тут же снесло ветром. Но Хлоя знала, что ее ждет, и справилась с крюком так же легко, как на тренировках. Когда очередная волна все‑таки сбила ее с лап, она уже была надежно пристегнута к тросу, ведущему от люка к трапу капитанского мостика.

Трос звенел, как натянутая струна. Хлоя открыла глаза и посмотрела вперед. На какой‑то безумный миг ей подумалось: «Как красиво!»

Катер выносило на гигантский гребень, увенчанный белой шапкой пены. Казалось, волна вот‑вот погребет его под собой — но уже в следующее мгновение «Решительный» оседлал волну, и лучи прожекторов прочертили белые, как мел, дорожки в бушующей тьме.

То ли от ужаса, то ли от восторга перед царящим вокруг нее хаосом Хлоя завизжала. Катер нырнул под следующую волну, и снова над ним навис огромный завиток пены.

«Так вот что у них за работа, — отметил в голове у Хлои бесстрастный наблюдатель. — Я‑то думала, что знаю их… Я‑то думала… И даже крошка Даймина! Она сама сюда попросилась! Кто же они такиеэти зверьки?»

Вытаращив глаза от напряжения, Хлоя прыгнула к трапу мостика и крепко вцепилась в поручни. Холодная, как лед, волна окатила ее с головы до лап.

Как только волна схлынула, Хлоя отцепила крюк, ринулась вверх по трапу, распахнула дверь рубки и забилась внутрь, дрожа от холода и страха.

Бетани обернулась на шум и в багровом свете ночных огней разглядела съежившуюся у двери журналистку.

Кло! Держись крепче!

Она крутанула штурвал, разворачивая «Решительный» носом к очередной волне: если в та настигла его с борта, катер бы точно опрокинулся.

Переводя дух, Хорьчиха Хлоя снова схватилась за поручни, пережидая волну, захлестнувшую «Решительный» до самых вышек. Сквозь армированное стекло рубки в рубиновом свете огней левого борта показался силуэт Харлея. Хлоя успела разглядеть его мускулистое тело в спасательном жилете. Подавшись вперед, он напряженно вглядывался в темноту, как будто отыскать потерпевшее судно в этой кромешной ночи можно было одной силой воли.

— Я же тебе велела сойти на берег!

Бетани вернула судно на прежний курс. Поворачивать на несколько секунд в открытое море она позволяла себе только тогда, когда катеру грозила настоящая опасность.

— Я же тебе приказала!

Рок‑звезда вздрогнула. На нее никто никогда не кричал.

— Прошу прощения, капитан… Я так испугалась!

— Оставайся, где стоишь, Хлоя… — Грохот волны о стекло заглушил ее голос. — …не надо возвращаться к себе. Стой здесь, пока мы не выберемся из…

Раздался треск электрического разряда, а вслед за тем — голос Даймины:

— Дозорный по правому борту, вижу судно, мэм!

Застигнутая этим сообщением врасплох, Бетани бросила взгляд на индикатор пелоруса Даймины. Он указывал почти в точности на траверз по правому борту. На гребне следующей волны пришел сигнал радара: действительно, между катером и берегом появилась большая преграда.

— Вот это да! — выдохнула Бетани. — Невозможно!

Но она уже понимала, что так оно и есть. Лишившись руля, «Исследователь» несся по воле ветра и волн, которые неумолимо гнали его на риф Мори.

— Что случилось? — спросила Хлоя.

Бетани резко вывернула штурвал вправо, направляя катер прямо к тонущему судну.

— Оно идет на скалы, Кло.

Выбрав частоту Спасательной службы, Бетани нажала кнопку микрофона:

— Спасательная база «Майский день»! «Джей‑101» обнаружил пострадавшее судно. Дрейфует в семи милях к западу от рифа Мори. Выполняем подход к носовой части с наветренной стороны. Подаем световой сигнал. Затем она переключилась на внутреннее переговорное устройство:

— Дозорный по левому борту? Харли? Дайте вспышку, пожалуйста.

Тотчас же с левой вышки взвился сноп искр, и ночь на несколько секунд обратилась в день. Гигантский корпус «Исследователя», уже глубоко осевший в воду, кренился под ветром, а бушующее море захлестывало его палубу белой пеной.

— Всем внимание! — скомандовала Бетани. — Проводим операцию по спасению жизней. Судно спасти невозможно, через час оно будет на скалах. Выполняем стандартный подход против ветра к носовой части. Вперед на одной трети, Боа!

Внизу, в машинном отделении, главный механик плавно выжал дроссели, и грохот двигателей сменился ровным урчанием.

— Есть вперед на одной трети.

— Дозорные! Прожекторы в сторону кормы, пожалуйста!

Хлоя обернулась. При виде волн, вздымающихся за кормой «Решительного», у нее перехватило дыхание.

Бетани боролась со штурвалом. Даже сбросив ход, «Решительный» покрыл расстояние до тонущего судна за считанные минуты. Бетани уже могла разглядеть клюзы, из которых тянулись вниз и уходили под воду якорные цепи.

«Должно быть, капитан пытался бросить якоря, — подумала она. — Но здесь слишком глубоко. Якоря коснутся дна, когда будет уже слишком поздно. Судно уже вынесет на отмель. Нет, его не спасти».

— Бетани, — спросила Хлоя, — а если судно вынесет на берег, разве они тогда не будут в безопасности? Я хочу сказать, если…

— Нет, Хлоя.

Бетани говорила невыразительно, почти бесстрастно: голова ее была занята подсчетами. Надо было учесть силу ветра и волн, соотнестись с расстоянием…

— Нет. Тогда они не будут в безопасности. Они будут мертвы. — Она нажала кнопку переговорного устройства. — Серию вспышек, пожалуйста.

За мгновение до того, как погасла ракета Харлея, Даймина выпустила новую. И снова стало светло, как днем.

Оглядываясь через плечо, Бетани сосредоточенно выбирала момент, когда одна волна схлынет, а другая еще не успеет подняться. Наконец, она повернула навстречу ветру, и в тот же миг «Решительный» завертелся волчком.

— Стандартный подход, Боа!

— Есть стандартный, — тут же последовал спокойный ответ.

Гул двигателей притих. «Джей‑101» подошел достаточно близко к «Исследователю», оставалось только удерживать катер с наветренной стороны. В одном из клюзов правого борта Бетани заметила двух судовых крыс, промокших от дождя и волн. Они ждали помощи. От «Решительного» зависела их жизнь.

— Даймина, Харлей! Чтобы поднять спасательную клеть, нужны два троса. Забросьте их в клюз — туда, где крысы. Не торопитесь, прицельтесь как следует. Нужно попасть.

Бетани посмотрела на носовую вышку и стиснула зубы.

— Винк, как только тросы закрепят, поднимешь клеть.

— Клеть готова, мэм. Как только прикажете…

Вопреки своим ожиданиям, Бетани не услышала страха в его голосе — только готовность подчиниться приказу.

В тот же миг Даймина выстрелила тросом в тонущее судно, а еще мгновение спустя к той же цели устремился трос Харлея.

Крысы пригнулись, чтобы их не задело, но, как только тросы плюхнулись на дно клюза, бросились привязывать их к якорной цепи.

Бетани нажала кнопку переговорного устройства:

— Винк! Вперед!

С мостика ей хорошо было видно, как ее брат ринулся с вышки, таща за собой неудобный сверток нейлоновой сети, и закрепил крюк из спасательного оснащения на страховочном тросе.

И тут же на него обрушилось море.

Бетани увидела, как Винсента швырнуло к корме, но он устоял и сеть не выпустил. Еще несколько секунд — и он уже взобрался на вышку правого борта и потянулся к спасательному тросу Даймины.

Оба крыса запрыгали от радости.

— Я же говорил тебе — они придут! — завопил Джаспер, пытаясь перекричать ветер. — Я же говорил — хорьки всегда приходят!

Хорек Харлей выпустил еще одну ракету. Сейчас ему очень хотелось быть на месте энсина. Но у него были свои обязанности — сейчас ему предстояло перезарядить ракетницу, что он и сделал.

Закинув сеть за спину, как рюкзак, энсин стремительно перебирал лапками по тросу. Еще немного — и он будет у цели.

Харлей напряженно следил за ним. На всякий случай он даже отстегнул свой крюк от страховочного троса.

«Если малыш упадет, — подумал Харлей, — я прыгну за ним. Я его вытащу».

Бетани не смотрела в ту сторону. Она сосредоточилась на борьбе с качкой. Конечно, на тренировках они отрабатывали это сотни раз, но управиться с клетью при восьми баллах не так‑то просто. Достаточно одного неверного движения, одного толчка — и спасатель сорвется с троса.

Но ее брат мчался короткими перебежками по тросу, словно цирковой хорек — по проволоке, в свете прожекторов и ракетных вспышек. И вот, наконец, он добрался до клюза, и крысы втащили его внутрь.

— Добро пожаловать на борт, — приветствовал Джаспер насквозь промокшего хорька. — Сколько у нас времени?

Сэмми озадаченно уставился на друга.

— Может, час, а может, и меньше, — ответил Винсент. — Якорные цепи, конечно, помогут притормозить, когда коснутся дна, но, боюсь, ваше судно этого не выдержит.

Он протер глаза мокрой лапой, снял со спины спасательную клеть, собрал ее и пристегнул к тросу «Решительного».

— Сколько зверей на борту?

— Больше сотни. Почти все здесь.

Судовой крыс указал Винсенту в глубь трубы, ведущей к клюзу: там собралась целая толпа перепуганных грызунов.

— Эй, мыши! Давайте сюда! Не бойтесь! Это — хорьки — спасатели!