Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

ГЛАВА 9

— Привет, «Решительный»! Это «Крепкая лапа». Засекли ваши огни. С вашего разрешения, займемся средней частью.

Когда первую порцию спасенных погрузили в клеть, Бетани успокоилась и почувствовала, что все под контролем. Опасное чувство. Усилием воли она заставила себя снова встревожиться. Самоуверенность здесь недопустима.

— Добро пожаловать, «Крепкая лапа»! Приступайте. Мы наладили спасательную клеть, берем пострадавших на борт. Можете выслать поисковую группу. Собирайте выживших в средней части и задействуйте свою клеть. Еще немного — и судно сядет на скалы.

— Есть, капитан. Вы на каком ходу держитесь?

Бетани невольно улыбнулась. Она еще не привыкла, что другие командиры называют ее капитаном.

— Вперед на стандартной. Тут у нас малость штормит.

— Бурная ночка, да?

Бетани дважды нажала кнопку микрофона — в знак согласия.

А Хорьчиха Хлоя тем временем изнывала от бездействия:

— Мне надо чем‑то заняться, Бетани! Позволь мне помочь!

Капитан имела полное право запереть журналистку в ее каюте: ведь любой попыткой помочь та поставит под угрозу собственную жизнь. А потеря рок‑звезды многим покажется гораздо большим несчастьем, чем крушение «Исследователя». Однако Хлоя усердно тренировалась со всей командой, и кисейной барышней ее не назовешь…

Клеть уже была в пути. Двадцать мышей в ужасе глядели вниз, на бушующее море.

— Да, помочь ты можешь, Хлоя.

Журналистка серьезно взглянула на подругу:

— Скажи, что я должна делать. Я все сделаю, как надо.

— Харлей откроет клеть у главного трапа. Спасенные будут в растерянности. Они ужасно напуганы. Они не будут знать, куда идти. Встреть их на нижней палубе, у трапа. Скажи им, что они в безопасности, проводи их в каюту, уложи в гамаки и накрой одеялами. Это будет большая помощь.

— Есть, мэм! — сказала рок‑звезда и решительно направилась к двери.

Спасательное снаряжение, Кло!!! Пристегнись к страховочному тросу!

— Есть, капитан!

Бетани покачала головой. «Наверно, я сошла с ума», — подумала она. Но приказ отдан. Как только знаменитость исчезла за дверью рубки, палубу окатила очередная волна. Хлою сбило с лап и отнесло от страховочного троса на всю длину страховочного ремня. Торопливо вскочив, прежде чем ее настигнет новый вал, хорьчиха ринулась к главному трапу, отстегнула крюк и исчезла из виду под крышкой люка.

Бетани с облегчением перевела дух.

Клеть опустилась на палубу, где уже стоял наготове Харлей, надежно пристегнутый к страховочному тросу.

В промежутке между двумя волнами он подтащил клеть к сходному трапу, открыл и вытряхнул мышей вниз.

На мгновение он встретился взглядом с ожидавшей внизу Хлоей. Глаза его сверкнули.

— Первые гости, мадам! — крикнул он.

Хлоя улыбнулась и взяла под козырек — изящнейшим, на взгляд Харлея, жестом. Но каждая секунда была на счету. Харлей захлопнул крышку люка и подал Винсенту сигнал тащить опорожненную клеть обратно на «Исследователь».

Вскоре подоспел и большой катер береговой службы. Протянув спасательные тросы на корму, спасатели принялись снимать людей с пострадавшего судна, действуя не менее умело и слаженно, чем хоречий экипаж. Очень скоро операция окончилась без особых происшествий, и человеческий катер пустился в обратный путь, на прощание подав хоречьим «Джеям» световой сигнал — пожелание удачи.

«Вот за это мне и платят», — подумала Бетани, на долю секунды отдаваясь волнующему чувству опасности, вечному спутнику ее работы. Но затем она снова взялась за дело. За следующий заход клеть доставила на борт «Решительного» остальных мышей, попугая, собаку‑шелти и промокшую, но стоически переносящую все невзгоды пятнистую кошку. На тонущем судне оставались только крысы. Они не сомневались, что хорьки позаботятся и о них.

«Исследователь» уже глубоко осел в воду и замедлил ход. Сквозь пробоину от осколков винта и разошедшиеся швы хлестала вода. Времени оставалось совсем немного. Бетани понимала: чтобы спасти этих отважных крыс, нужно поторопиться.

Хлоя стала для спасенных настоящим ангелом милосердия. Она успевала всюду. Она распаковала яркие, оранжевые с желтым одеяла, подвесила гамаки, уложила всех мышей и успокоила их, как могла.

Но одна мышь, коричневая с темно‑красным отливом и белыми пятнышками на носу и груди, никак не желала успокаиваться.

— Они пропали, пропали! — плакала она.

Хлоя подоткнула ей одеяло.

— Ваше судно уже не спасти, — сказала она, — но вы спасены. И все ваши друзья в безопасности. Корабль можно заменить, а вот…

— Ничего вы не понимаете, — всхлипнула мышь. — Диски! Все наши открытия! Все осталось на борту! Все погибнет!

— Будут и другие экспедиции… — Хлоя опустилась на колени у гамака.

— Нет! Мы изучили данные… Мы думали, что уже слишком поздно, что это конец… Но мы нашли способ все исправить! Нельзя допустить, чтобы океан погиб! Все это — на дисках! А диски погибнут вместе с судном!

Хорьчиха Бетани позволила себе немного расслабиться. Время еще есть, даже с небольшим запасом. «Мы всех спасем. Мы успеем».

У каждого шторма — свое лицо, но капитан «Решительного» уже успела изучить нрав сегодняшней бури. Бетани то позволяла ветру отнести катер чуть ближе к берегу, чтобы трос не натянулся слишком туго, то снова правила в открытое море, чтобы трос не провис. Она приспособилась к ритму волн, наловчилась противостоять напору ветра и удерживать спасательный трос в нужном натяжении. Только когда накатывала слишком высокая волна, трос напрягался, как струна, и с этим уже ничего поделать было нельзя.

Спокойно придерживая руль, Бетани следила за тем, как скользит по тросу клеть с последней порцией спасенных. Операция близилась к концу.

И тут она увидела нечто такое, поверить во что было просто невозможно. Бетани замотала головой, да так, что капитанская фуражка слетела на пол рубки. Сквозь пелену дождя и брызг она смутно различила фигурку, карабкающуюся на дозорную вышку правого борта. Хорьчиха Хлоя! Похолодев от ужаса, Бетани беспомощно смотрела, как та взбирается на спасательный трос и, опустившись на четыре лапы, мчится без всякой страховки к тонущему судну.

ХЛОЯ!!!

Бетани нажала кнопку переговорного устройства.

Дозорный по правому борту! Немедленно подняться на мостик! Даймина, примите командование судном!

В ответ Даймина только испуганно пискнула, но бросилась выполнять приказ без возражений. Несколько секунд — и она уже стояла перед капитаном.

Харлей, ожидавший на палубе прибытия клети, потрясенно уставился на рок‑звезду, бегущую по тросу. Только дисциплина, приобретенная за годы работы в Спасательной службе, удержала его от того, чтобы немедленно последовать за ней. Ему предстояло позаботиться о спасенных — иначе их просто смоет за борт.

За мгновение до того, как клеть опустилась на палубу, Харлей подпрыгнул и толкнул ее в сторону трапа, сам бросился туда, выпустил крыс и задраил за ними крышку люка.

Только затем он взглянул на мостик — как раз в тот момент, когда Даймина приняла руль. Бетани выскочила на палубу, одним прыжком взлетела на правую вышку и ринулась по спасательному тросу вслед за Хорьчихой Хлоей.

Винсент, еще сидевший в клюзе, с удивлением уставился на сестру: неужели она покинула свой пост в такую бурю?..

— Куда она пошла, Винк?

— В компьютерный зал, — ответил брат. — Это там, на корме. Она сказала, ей нужно забрать данные. Какие данные? Зачем?..

— Кло сошла с ума! — заявила Бетани. — Возвращайся на катер. Я разыщу ее и притащу обратно.

— Бетани, давай лучше я…

— Нет! Я за нее отвечаю. Ступай, Винк! Это приказ!

Винсент напрягся.

— Есть, мэм!

— И стой там, чтобы принять нас на борт, пока эта махина не затонула!

Она успокаивающе потрепала его по голове и исчезла в глубине трубы.

Винсент пристегнулся к спасательному тросу, выбрался из клюза и помчался обратно к «Решительному». Но тут гигантская волна подхватила катер, трос рывком натянулся, и энсин Винсент кувырком полетел вниз.

Спасательный жилет надулся мгновенно, и в ту же секунду замигал сигнальный фонарь, но волны захлестывали Винсента с головой, и разглядеть в бушующем море эти короткие, в десятую долю секунды, вспышки фонаря было почти невозможно.

Хорьку Харлею казалось, что все происходит очень медленно. Он смотрел, как Винсент движется по тросу, едва переставляя лапы, словно в вязком меду, — так иногда бывает в кошмарных снах. Медленно‑медленно натянулся трос. Медленно‑медленно от него оторвалось разноцветное пятно — яркий шарф, спасательный жилет, черный мех. Секунды растянулись в минуты.

Даймина тоже видела все это с мостика. Дрожа с головы до пят, она перевела взгляд на Харлея. Тот, забыв обо всем на свете и явно не задумываясь о том, как будет возвращаться, подбежал к борту и спрыгнул — туда, где вспыхивала в волнах едва различимая точка света.

Как раз в этот момент спасатели с «Крепкой лапы» отчалили от «Исследователя».

«Решительный»? Мы закругляемся. Сыграли в «последнюю мышь». Вы забрали всех. Ну что, идем обратно?

Но Даймина ничего не слышала. Она нажала кнопку внутреннего переговорного устройства и, сама удивляясь тому, как хладнокровно звучит ее голос, скомандовала:

— Боа! Вперед на трети мощности — и поднимайся на палубу. Винсент за бортом, Харлей прыгнул за ним. Пожалуйста, поднимись на правую вышку и брось им канат.

Чтобы помочь Харлею, она собиралась подойти к «Исследователю» поближе, хотя и понимала, чем грозит «Решительному» соседство с гигантским тонущим судном. Она доверяла Боа — она знала, что, несмотря на ветер и волны, он бросит канат так же точно, как сделала бы это она сама. Но, если канат не коснется барахтающихся за бортом хорьков, они просто не поймут, что его бросили. И тогда они пропали.

Даймине оставалось только крепко держать руль. Больше она ничего не могла поделать.

От толчка двигателей крышка носового люка распахнулась с громким треском, и трюм стало заливать. Но Даймина оставалась на посту. Она еще надеялась спасти Харлея и Винсента, но она и представить боялась, что случилось с Хлоей и капитаном.